ОСОБЕННОСТИ ДЕНЕЖНЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИИ

Сравнение развития денежных инструментов в Древней Руси, на Ближнем Востоке и в Западной Европе дает основание полагать, что значительно раньше, чем на Руси, торговый и банковский капитал образовался в Древнем Египте, Вавилоне, Ассирии, Карфагене, где священнослужители замков издавна принимали денежные вклады от верующих и выдавали им займы. А в Древнем Риме действовали специальные юридические нормы в сфере регулирования кредитно-банковских посреднических операций. Первоначально слово «банка» на латыни означало «скамья денежного менялы». В средние века в странах Западной Европы, в особенности, в Италии, Франции и Нидерландах, церкви и монастыри активно выполняли роль кредиторов и превращались в банковские учреждения в таких крупных городах, как Рим, Венеция, Женева, Флоренция — в Италии, Труайе, Руан, Лион и Париж — во Франции, Валладолид и Севилья — в Испании, Брюгге и Антверпен — в Бельгии и Голландии, Лондон — в Англии. Эти агентские кредитные конторы уже к XII в. начали осуществлять первые контракты с иностранной валютой и позднее выпускали в больших количествах фиктивные или «бронзовые» векселя, имевшие дело с краткосрочными кредитами без реального участия товаров и услуг.

Начиная с XIII в. по крайней мере, в двух российских городах, связанных торговлей с Западной Европой, — в Новгороде и Пскове, — церкви и монастыри практиковали некоторые виды денежных операций. Например, в соответствии с церковными правилами Новгородской церкви Святого Иоанна Иванковская коммуна занималась формированием своего собственного капитала из вступительных взносов купцов, принимая также другие денежные вклады и предоставляя кредиты. И как следствие появились на практике товарные и денежные кредиты, обеспечиваемые закладными. В соответствии с регулированием кредитных операций в Пскове все сделки фиксировались и наносились записями на специальные «доски»; в обороте находились простые коммерческие векселя.

Историки отмечали, что в средние века русская православная церковь делала значительный акцент на проповеди отшельнического аскетического образа жизни. Это повлекло за собой широко распространенную практику сооружения монастырей и уединенных, удаленных от поселений местах. Во время татаро-монгольского ига была применена весьма специфическая и коварная форма фискального регулирования: для того чтобы держать прихожан в послушании, церковь и монастыри освобождались от уплаты дани. Обратной стороной медали стало строительство множества великолепных церквей, посещавшихся в основном многочисленными бедняками и отшельниками. И 1228 —1462 гг. в одном только Новгороде было построено около 150 новых церквей. Впоследствии, после изгнания татар, русская православная церковь все более и более становилась вновь партнером и духовным, идеологическим наставником формировавшейся монархии, находясь вместе с тем и в определенной зависимости от нее. Что же касается кредитно-денежной деятельности церкви, то в истории сохранилось мало свидетельств об ее официальном предпринимательстве, как это было на Западе, хотя нет оснований сомневаться в огромном потенциале церкви при сборе денежных и других средств, в особенности, во время стихийных бедствий или военных кампаний. В богатых денежными средствами монастырях обычно служило множество монахов и других священнослужителей. Строительство, оформление и поддержание церквей и их деятельности поглощали огромные ресурсы, хотя духовными землевладельцами при защите своей недвижимости и признавалось, что «богатство церкви было богатством бедных».

Спонсор статьи предлагает наружную рекламу, футболки с надписями, сувениры.